Воспоминания Виктора Юрьевича Дубовицкого записаны Фаткиным Александром

Слева слесарь Амин
Слева токарь Григорьев А.П.

Вся сознательная жизнь Виктора Юрьевича Дубовицкого, начиная с 1977 г., прошла на Московском станкозаводе имени Серго Орджоникидзе, где  он начинал свой трудовой путь слесарем (работал на протяжении семи лет) и дошел до мастера, старшего мастера, начальника цеха. Цех, в котором он работал, изготавливал видимые части облицовки станков и линий. О нем, как о молодом бригадире, в заводской газете однажды образно написали: «…шьёт одежду для станков». Так сложилось, что его дедушка начинал строить завод в 1931 году: был сначала землекопом, а затем возводил цеха. Поэтому, с учётом этого фактора, отношение к заводу у него «очень трепетное».

В начале 90-х годов прошлого столетия Виктор Юрьевич был начальником слесарно-заготовительного цеха №18,  в подчинении у него было – 130 человек.

В те лихие годы завод лихорадило: в стране  фактически разруха, заказов на заводе все меньше и меньше, а те, что есть –  норовят не оплатить, руководство решает свои задачи, и т.д., а в результате  люди ропщут, увольняются, растаскивается оборудование и т.п.

Перед всеми заводчанами стоял вопрос – что делать, как жить, как обеспечить не только себя, но и своих рабочих с семьями? 

Для кого-то ситуация неожиданная, у кого-то надежда «на батюшку-царя», который все исправит, кто-то же, как Виктор Юрьевич, уже с 1991-1992 года, видя, что творится на заводе, искал способы заработать, не ожидая в ближайшем будущем перемен к лучшему. И худо-бедно, выживал со своими коллегами. В 1992 году освоили производство электрокалориферов, тепловентиляторов, тепловых завес и реализацию через фирму «Аэлин». Выдавали по мощностям широчайший спектр – от 3 квт до 50 квт!

Находил смежников. Специализация Дубовицкого со товарищи – «железо», поэтому «начинку» брали у смежников. Виктор Юрьевич и сам вечерами переодевался в рабочую одежду и вставал к станку или верстаку. Удавалось сводить концы с концами при летящих вверх ценах. И все время искал, что может быть востребовано беднеющим на глазах рынком. К моменту акционирования завода в 1994 году его фирма освоила производство реечных замков (здесь уже ни от кого не зависели, все делали сами).  Вроде бы мелочь – замки, но крепкий, надежный замок в лихолетье 90-х оказался огромным подспорьем – запиралось и охранялось в то время все (как, впрочем, и теперь по всей стране, в которой охранники самая распространенная профессия, а системы охраны и сигнализации – наиболее распространенный продукт).

В 1994 году на заводе появилась новая администрация. Встречена она была разными людьми по-разному: и настороженно, зачастую враждебно, и с надеждой на перемены к лучшему. Последних было немного – на слуху были переделы и/или захваты собственности на многих других крупных предприятиях, кончавшиеся, в лучшем случае, увольнением всех и вся, в худшем – перестрелками с многочисленными жертвами, в том числе, ни в чем неповинных людей.

Через некоторое время настороженность и враждебность в отношении новой администрации сменились на удивление – никто не рубил сплеча, никто не собирался губить на корню прославленный завод. В цехах появились представители нового руководства, перед которым стояла сложная задача: в условиях развалившейся страны, сплошных непроплат, затоваривания завода продукцией – все же попытаться вдохнуть жизнь хотя бы в какое-нибудь производство, чтобы не потерять окончательно квалифицированные рабочие кадры. Справедливости ради надо сказать, людей оставалось уже не так  много – задержки зарплаты, а чаще и просто ее отсутствие привели к уходу многих и многих людей – семью то надо кормить. Кто-то спивался, кто-то подворовывал и жил на продаже похищенного, и т.д.

Методы поддержки производства новой администрацией обнадежили в первую очередь тех, кто не опускал руки, понимал, что без помощи извне не выжить, и хотел работать и зарабатывать, понимал при этом, что заказы с неба не свалятся, их надо найти, но уже при поддержке нового руководства завода, а не при противодействии и воровстве.

Заводчане, те, кто хотел работать на заводе, крутились, искали заказы, вкалывали, но во многом – в бизнесе, в бухгалтерии, в экономике, налогах, были как слепые котята. Кто-то где-то что-то слышал, кто-то что-то узнал, и т.д.

Новые акционеры в то время стали по пятницам проводить «разгрузочные диспуты», чаепития, где за чашкой чая заводчане общались (без разговоров о производстве!) между собой и с новыми людьми «за жизнь». Новые знакомства перерастали у кого-то в дружбу. Но главное, это способствовало колоссальному взаимообогащению, расширению кругозора, налаживанию контактов с людьми, которые помогали при решении тех или иных постоянно возникающих в этой новой жизни проблем. Очень многие заводчане вспоминают это время: Чикирев В.Н., Савоськин В.М., Арсентьев Александр, и др., вспоминают тех первых представителей новой администрации 1994 года.

Два человека сыграли особую роль в становлении новых хозяйственных отношений на заводе.

Во-первых,  Корягин Юрий Петрович, человек недюжинного ума и превосходный руководитель. Он раньше занимал высокий пост на Байконуре, а на заводе сразу стал глубоко вникать в производственный процесс, подсказывал, помогал. Сколько он полезного сделал для успешной производственно-хозяйственной деятельности!  Совместная работа Виктора Юрьевича Дубовицкого и Корягина Юрия Петровича переросла в настоящую дружбу. Светлую память о Юрии Петровиче сохранят все, кто с ним работал  на заводе!

Многие на заводе воспряли духом, когда начал работать на заводе Кручинин Юрий Дмитриевич. Он, знавший о машиностроительном производстве в СССР самых разных масштабов все и вся, активно включился в производственную деятельность завода. Подключил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), неоднократно встречался с Аркадием Ивановичем Вольским, возглавлявшим РСПП, с директорами заводов-потребителей продукции станкозавода. Но и он не был всемогущ – экономика страны продолжала разваливаться – рухнули такие гиганты, как автозаводы ЗИЛ и «Москвич», оставшиеся должны заводу колоссальные средства за уже произведенную им продукцию, не возместив, соответственно, затраты ни на материалы и комплектующие, ни на заработную плату рабочим.

Так что далеко еще не все было гладко. Рушились невостребованные даже при поддержке новых акционеров производства, стояли на складах неоплаченные заказчиками новейшие автоматические линии и станки, люди еще уходили с завода…

Но беспросветности уже не было! На заводе появилась нормальная охрана, прекращалось воровство. Организовывались хозрасчетные подразделения (ХРП) по производствам либо по цехам. Во главе ХРП ставились заводчане, которые не просто умели и могли работать на своем направлении, но, главное, готовы были быть в определенной мере бизнесменами, бизнес-руководителями. Они должны были не только понимать и налаживать производство, но находить работу, заказы, рассчитывать затраты, определять цены, торговаться и т.д. и т.п. Таким руководителем и стал Виктор Дубовицкий, отчасти он им уже и был. Он понимал, сколько шишек еще предстоит набить! Бухучет, ценообразование, налогообложение. Руководители ХРП брали экономистов, учились сами, но огромную помощь оказывали им представители новой администрации – Сергей Кондрашов, Софиенко Виктор, Кожин Владимир. Азам банковского дела обучали специалисты межбанковского объединения (МБО) «Оргбанк».

Постоянно консультировала производственных руководителей новая бухгалтерия завода во главе с Воробьевой Любовью Борисовной, высококвалифицированным бухгалтером. Одно время для связи с производством из бухгалтерии даже была закреплена Марина Гисак, очень много давшая Виктору Юрьевичу как руководителю ХРП, что в дальнейшем  помогло ему, когда производство выросло до самостоятельного юридического лица. Заводчане постоянно ощущали юридическую помощь и поддержку взятых на работу новыми акционерами юристов во главе с Юрием Рекуном. Виктор Дубовицкий считает, что если бы не действия пришедших в 1994 году акционеров, он и его люди не выжили бы на заводе, равно как и другие еще остававшиеся производства. До конца года бы не дотянули, ну в лучшем случае до лета 1995-го!

После ХРП «Левша» Дубовицкий на его базе создает юридическое лицо «Автофур». Он же мастер по пошиву «железной» одежды! Какого рода это было производство? Приходит автомашина – фура, «бычок», и т.п. – просто как шасси, и «Автофур» «одевает» кабину, кузов, а смежники (заводские!) делают проводку, механику (Арсентьев) и др. И из заводских ворот выезжает укомплектованный автомобиль!

Как тут не вспомнить опять про новое руководство завода – помогли и с оборудованием (без оплаты аренды!), предоставляли для выраставших на заводе из ХРП юридических лиц помещения с щадящей арендной платой (которая сначала вообще была ничтожна мала!).

Что это – блажь, доброта богатого дяденьки? Нет, нормальный экономический подход. Не вбухать средства во все, что можно на заводе, включая уже проверенные на невостребованность несколькими годами 90-х производства, не спустить их там, где нет поддержки и желания заводских специалистов жить в новых условиях дикого российского капитализма (так и у акционеров на это средств бы не хватило), а совместно найти пути сохранения производств и людей, инициативных и готовых развивать свой бизнес в рамках создающейся системы.

В результате Виктор Юрьевич с сыном доросли и до семейного бизнеса – создали юридическое лицо «ВИДЕН». «ВИДЕН» – Виктор – Денис (сын). Сына Дениса Виктор Юрьевич воспитал в лучших традициях школы Станкозавода. Денис закончил техникум, затем Российский государственный университет им. А.Н. Косыгина, а потом … отработал в компании три года рабочим! Да, уже имея два диплома, в том числе о высшем образовании, да, с соответствующей зарплатой. Чтобы почувствовать производство, понимать экономику, чувствовать людей, чтобы в дальнейшем стать полноценным руководителем и организатором производства.

Самые разные производства «затевались», но всегда был важен внешний вид – это для Виктора Дубовицкого, «одежника» станков завода и всю свою жизнь человека рисующего, не обсуждалось (по одежке встречают!). И один из венцов производства – всевозможное банковское оборудование,  а среди множества заказов от РЖД – антивандальное оборудование для кассовых аппаратов по продаже билетов на пригородные поезда. В точности же изготовления можно было не сомневаться – марка Станкозавода им. Серго Орджоникидзе в части точности исполнения подобна точности швейцарских часов.

Так постепенно было создано мощное производство. Виктор Юрьевич научился самостоятельно управлять бизнесом. Появились серьёзные партнёры по проектам. Овладел знаниями по бухгалтерскому делу и маркетингу, а также научился «принимать смелые решения и ценить время».

Сегодня уже не сосчитать всех потребителей почти за 30 лет деятельности выжившего направления заводского производства. Помимо банков и РЖД, – это торговые центры, мебельные фабрики (сложнейшая фурнитура), разнообразные магазины, оборудование для театров (Олега Табакова, Армена Джигарханяна, «Современник», «Театр у Никитских ворот», др.), рестораны сети «Макдональдс», гостиницы и многие-многие другие потребители. Зачастую и необычные – делали тренажеры для военных, которые отбыли в тогда еще благословенную Ливию.

Виктор Юрьевич вспоминает и небольшие разовые заказы, такие, как металлическая дверь для квартиры Олега Табакова (светлая память великому артисту, запросто общавшемуся с Виктором при установке двери), и фигурные решетки для дачи Армена Джигарханяна), и другие.

Но с особой теплотой он всегда говорит об акционерах, пришедших на завод в 1994 году и продолжающих трудиться по сей день. Сколько заводов исчезло, порушено, а сумели сохранить производство, помогли выжить многим, во многом образовывали, поддерживали в дальнейшем, часть людей просто трудоустроили. «Мы на территории по разным причинам за три десятилетия переезжали трижды, и каждый раз нам финансировали переезды, оплачивали издержки». «А какие устраивались летние праздники! С выездами по Москва-реке на теплоходах в самые разные места, с разнообразными конкурсами, соревнованиями, шашлыками!» – говорит Виктор Юрьевич, с гордостью демонстрируя разнообразные грамоты и призы, полученные его коллективом уже в российское время, не забывая и о завоеванных в советское. «Фактически мы все стали большим, дружным коллективом, работающим в самых разных направлениях деятельности, но очень сплоченным, поддерживающим друг друга!»

Сегодня Виктор Юрьевич Дубовицкий снова каждый день на заводе, по-прежнему в работе, вместе с сыном, с новыми идеями и новыми заказами.